ИСТОРИЧЕСКИЕ ГОРОДА ЧЕХОСЛОВАКИИ
(с) orbis praha 1974 год

OCR в рамках проекта Prag.ru,
Lopatin Dmitry, lopatin@prag.ru

[...]больших населенных единиц городского характера. Об этом можно прочитать в сообще-
нии арабско-еврейского купца и путешественника Ибрагима ибн Якуба около 965 года.
Он приехал в Прагу с севера по торговому пути, соединявшему Прагу с дальними горо-
дами. Прага была по описанию Ибрагима важным центром международной торговли
с развитым ремесленным производством и каменными домами, которые на обширной
территории на север от Дуная и на восток от Рейна были редкостью. Положение Праги
в третьей четверти 10 века не было, очевидно, для нее ни случайным, ни новым. Этому
предшествовало необходимо длительное развитие, в котором принимал участие и ряд
других торговых или производственных центров.

Развитие государственности было закончено лишь в 12 веке, когда произошло оконча-
тельное объединение Чехии и Моравии. Чрезвычайное значение имел период правления
короля Владислава II (1140—1172). Из своего до тех пор культурного и политического
окраинного положения, чешское государство быстро прокладывало путь к более видной
роли в европейском сообществе. Углубились культурные и торговые связи со многими
странами. Земледелие значительно возросло в результате широкой колонизации лесных
областей. Заселение расширилось по всей территории Чехии и Моравии, помимо погра-
ничных дремучих лесов, и сеть дальних дорог стала значительно гуще. Существенно уве-
личилось и число феодальных центров, которые составляли не только помещичьи укреп-
ленные замки или усадьбы, бенедиктинские монастыри и капитулы. В течение 12 века
сильно увеличилось число монастырей новых реформатских орденов премонстратов и
цистерцианцев, в программу деятельности которых входила обработка земли. Одновре-
менно с этим, конечно, расширилась и сеть жилищ мелких феодалов и, повидимому, уже
с 10 века образуются торговые деревни.

Прага представляет собой наиболее яркий пример большого города эпохи раннего фео-
дализма. Ее развитие в романскую эпоху было чрезвычайно сложным. Первичным сти-
мулом интенсивного градостроительного развития была переправа через Влтаву и два
феодальных замка с посадами. Планировка отдельных районов ранне-феодальной Праги
частично сохранилась до нашего времени. Можно привести хотя бы радиальную основу
уличной сети не только в центральной части Старого Места (улицы сходящиеся на
главный рынок — Староместскую площадь), но и в иных частях города. Того же самого
происхождения были без сомнения и некоторые пространства бывших рынков в форме
широких улиц. Многочисленные, до сих пор существующие или точно локализованные
романские храмы, монастыри, а в особенности десятки каменных домов, способствуют по-
лучению довольно точного представления о ранне-феодальном организме Праги. На ис-
ходе этого периода Прага безусловно принадлежала к выдающимся европейским го-
родам.

Планировочный организм наших ранне-феодальных крупных поселений был безу-
словно очень разнообразным. Хотя ему нехватало строгого геометрического порядка го-
тических городов, все же было бы серьезной ошибкой считать планы ранних феодальных
городов и деревень выросшими стихийно. Напротив, можно обнаружить, что основанием
большинства планов городов и отчасти деревень является определенная продуманная
система, не лишенная выразительной функциональной и плановой концепции (радиаль-
ная основа, уличная основа, тип деревенской площади, округлый тип). Программность
застройки выражает и само расположение феодальных светских и церковных центров,
что доказывает, например, расположение приходских церквей на самой высокой точке
города или в центре рынка.

На территории теперешней Словакии начало раннего феодального заселения прохо-
дило в других условиях. После распада территориальной и административной целост-
ности Великоморавской державы, областью теперешних словацких районов овладело
племя Венгров. В последние годы 9 века венгры захватили южную и восточную часть
территории, а затем постепенно, в течение следующих двух столетий, проникли и в го-
ристые северные части. В то время, когда чешские земли переживали период экономи-
ческого развития, которое вылилось в создание значительного чешского государства, сло-
вацкие области были постепенно включены в формирующееся венгерское государство
и вместе с ним проходят все этапы его политического и экономического развития.

Таким образом, уже в период раннего феодализма в чешских землях и в значитель-
ной мере также в Словакии, сформировалась сеть населенных пунктов, которая впослед-
ствии стала основой всего дальнейшего развития поселений в позднейшие эпохи. В то
время в этой системе выделяются уже отдельные, более значительные ремесленные и
торговые поселения городского характера, которые остаются и в дальнейшем основными
опорными точками городского заселения и по большей части перерастают в важные го-
родские центры зрелого феодализма и дальнейших исторических периодов.

Период раннего феодализма является, собственно, последним звеном перемен, проис-
ходивших после распада западно-римской государственной власти. На горизонте посте-
пенно возникала новая эпоха — эпоха расцвета феодализма, характеризуемая быстрым
ростом и высвобождением культурных, экономических и общественных ценностей. Важ-
ной приметой этого нового периода являются широкие изменения в способе расселения,
возникновение новых укрепленных замков (градов), локационных* городов и деревень.

В возникновении таких городов был заинтересован прежде всего король. Новые коро-
левские города стали непосредственной опорой его политической власти и одновременно
также источником большого хозяйственного дохода. Одной из важных фигур при образо-
вании города был так называемый «локатор», который принимал от основателя землю
и проводил ее парцелляцию. Сам король был, однако, из оборонных соображений силь-
но заинтересован в плановом разделении и в конфигурации города. Выдача разрешения
на постройку укреплений и ее проведение были также королевским правом.

Начальный период наших первых юридических городов до сих пор полностью не вы-
яснен, сведения из имеющихся источников случайны и неполны. Мы даже не знаем,
когда именно конституировался первый самый старинный чешский или моравский го-
тический город. Это произошло самое позднее в 1213 году, когда в источниках в каче-
стве города нового типа фигурирует Брунталь, на границе Моравии и Силезии. Около
этого же года в северной Моравии был заселен королевский город Уничов, а немного
позднее важный город Опава.

• Локационный город, т. е. город, основанный по приказу королевской власти, а не
разросшийся из первоначального поселения.

В общем обзоре урбанистического развития четыре десятилетия первой половины 13
века, в годы правления Пршемысла Отакара I (1197—1230) и Вацлава I (1230—1253), вы-
деляются как важный период в создании внешнего облика наших городов. Вместо об-
ширных и свободно организованных городских скоплений раннего феодализма с рядом
иногда не соответствующих друг другу поселений и архитектонических центров и до-
минант, наступает прочная связность и правовой порядок новых городов.

Города первой половины 13 века по своей планировке притягательнее и интереснее,
чем урбанистические творения кульминационной эры локационных городов второй поло-
вины и конца того же века. Их планировка выдает на каждом шагу борьбу и примире-
ние с ранне-феодальным наследием. Преобладают города, имеющие хотя бы отчасти ран-
не-феодальную основу, и в абсолютном меньшинстве встречаются городские поселения,
расположенные на равнине. Однако вместе с этим видно последовательное стремление
организовать план новых городов, поскольку это возможно, в ортогональной системе. Во
всех городах возникает площадь (как исключение — две), обычно продольной формы.
Уже в это время появляются огромные пространства площадей, типичные для чешского
готического градостроительства. В некоторых городах — обычно в результате приспособ-
ления к старым основам плана — создается несколько, большей частью, небольших пло-
щадей, отличающихся друг от друга, как по форме, так и по своему назначению.

В начале первой половины 13 века конституировались все наши крупнейшие средне-
вековые города, за исключением Кутной Горы и Житавы. Возникновение новых лока-
ционных городов явилось, естественно, поводом для обширной строительной деятельно-
сти. В прямой связи с ними появились в нашей стране до тех пор не использованные
архитектонические формы, прежде всего городские укрепления с бастионами и надврат-
ными башнями, городские храмы и монастыри, дома представителей власти, городские
дома и т. д.

Ранний период урбанизма первой половины 13 века достиг расцвета в его третьей чет-
верти, в период правления короля Пршемысла Отакара II (1253—1278), создав разнооб-
разную и пеструю мозаику бесчисленных городских и сельских поселений, не имеющих,
пожалуй, аналогии нигде в мире. Программное градостроительство было, конечно, лишь
частью великодержавного размаха чешского государства. Пршемысл Отакар II создал
хорошо организованную среднеевропейскую государственную формацию с центром тя-
жести в чешских землях, к которым постепенно присоединились Австрия, Штирия, Ка-
ринтия и другие территории. Общая картина нашей страны и всего заселения за четверть
века правления Пршемысла изменялись, относительно, столь же радикально, как она ме-
няется и теперь, в наше время. Выросли сотни новых городов и деревень. Города, разу-
меется, создавал не только король, как это было в большинстве случаев в первой поло-
вине 13 века; в универсальном преобразовании населенных пунктов принимали интен-
сивное участие также церковные и светские феодалы. Последовательную, программную
целенаправленность документирует система королевских городов, основанных с явной
стратегической оборонной целью на различном расстоянии от чешско-германской гра-
ницы и, частично, у венгерских границ. Пршемысл, в данном случае, продуманно про-
должал старую ранне-феодальную систему обороны наших границ.

Сравнение урбанистических решений первой половины 13 века с урбанистическими
начинаниями Пршемысла II показывает во всей широте необычайный эволюционный
прыжок, сделанный градостроительством в Чехии и Моравии в течение третьей четверти
13 века. Остатки ранне-феодальной основы использовались в более значительных горо-
дах только в исключительных случаях, например в Коуржиме, Нимбурке и Пршерове.
Последовательно проводилась готическая концепция, стремившаяся к точной прямо-
угольной схеме, которая применялась даже ценой ликвидации старых формаций.

Пожалуй, наиболее удивительной отличительной чертой наших готических городов
были необычайно большие площади, которые появляются уже в первый период созда-
ния локационных городов в правление Пршемысла и Вацлава I. В ряде случаев они не
пропорциональны общей территории городских ядер, размеры которых в большинстве
королевских городов составляли 400—500 Х 300—400 м. Эту границу переросло лишь не-
сколько больших городов, как, например, Ческе-Будейовице и Угерский Брод. Приве-
денные размеры недействительны, конечно, для ленных городов, которые были иногда
миниатюрными — только обстроенная со всех сторон домами площадь.

Период правления Пршемысла Отакара II является, безусловно, наиболее выдающимся
в рамках развития нашего градостроительства, начиная с исторического исходного мо-
мента и до 19 века. Родилась прочная жилищная система, создались новые взаимоотно-
шения между городами и их сельскохозяйственным тылом. Урбанистические решения
того времени были в целом ряде случаев уникальными и представляют собой действи-
тельно кульминационную точку тогдашнего готического градостроительства, не имев-
шего по своему размаху соперников в средней и даже в западной Европе. В рамках не-
сколько более поздних южно-французских формаций такого рода (так называемых bas-
tides), относящихся без исключения ко второй трети 13 века и даже позднейших, или
в основанных почти одновременно восточно-германских городах, нельзя обнаружить
столь же зрелые плановые решения с гармонически включенными в них общественны-
ми зданиями. Обоснованность такого суждения подкрепляется особым положением го-
родов, основанных Пршемыслом Отакаром II в альпийских землях. Чешские земли до-
стигли, таким образом, в градостроительстве европейского уровня уже в самом начале
второй половины 13 века, следовательно почти на полвека раньше, чем в архитектуре.

После смерти Яна Люксембургского «короны рыцарства» в битве у Креси на чеш-
ский престол вступил его сын Карел IV (1346—1378), за несколько месяцев до этого из-
бранный римско-германским королем. С самого начала он сосредоточил свои усилия на
создании сильного чешского государства с подчеркнутым славянским характером. Ис-
кренняя любовь к чехам осталась у Карла IV до конца его жизни. Уже в 1348 году он ос-
новал в Праге университет, первый в средней Европе. Попутно с этим, Прага была
расширена грандиозно с урбанистической точки зрения, задуманным строительством
Нового Города. По своей величине он превосходил почти все большие города того вре-
мени. Прага стала достойным центром чешского государства, увеличенного в правление
Карла IV за счет присоединения Верхней Лужицы, оставшейся силезской территории и
даже временно Бранденбурга. Организованная государственная формация «Согопа ге§ш
Вопегтае» просуществовала до конца 17 или даже начала 18 века. Ненасильственное свя-
зывание обширной ранней феодальной застройки с новым плановым решением, подчи-
ненным системе трех зачастую огромных площадей, величина блоков домов и непонят-
ная в средневековье ширина некоторых улиц, доказывают величие концепции и творче-
скую смелость неизвестного урбаниста короля Карла IV.

В десятилетия, предшествовавшие гуситской революции, города стали руководящим
звеном нашего архитектурного развития. В них присутствуют уже зрелые элементы
поздней готики, развивавшиеся до этого только в рамках придворного искусства Петра
Парлержа (круговые оконные ребра, звездные и сетчатые своды и т. д.). Наиболее час-
тым архитектурным типом построек в ряде наших городов времен Карла и Вацлава
были жилые дома. Тогдашнюю Прагу можно представить себе в виде огромной строи-
тельной площадки. Началось строительство Нового Города, одновременно продолжалась
систематическая перестройка домов в Старом Городе и на Малой Стране в каменные
и кирпичные. Та же картина была, очевидно, и в некоторых других королевских городах.

Однако рубеж 14 и 15 веков был одновременно эпохой, когда развитие феодального об-
щества, в особенности необыкновенное накопление общественных противоречий в Чеш-
ском королевстве, стали основой для возникновения гуситского революционного движе-
ния, которое нашло именно в городах и в особенности среди городской бедноты очень
сильную поддержку. Некоторые тогдашние большие королевские города стали непосред-
ственно центром движения и получили даже наименование «города солнца», которые
согласно представлениям тогдашних хилиастов не должны были быть уничтожены даже
на страшном суде. Как раз в этих городах и в их окрестностях начали собираться рево-
люционные массы. Но, кроме того, уже в самом начале движения появляется интересное
явление — объединение людей во временных лагерях, в особенности на холмах, которые
с того времени и до сих пор носят библейское название, как, например, Сион, Ореб, или
Фавор — в чешском произношении Табор.

В строительстве городов период гуситской революции был отмечен закладкой города
Табор, названного так по известной библейской горе (Фавор). Интересно отметить при
этом, что слово «табор» стало впоследствии в чешском языке общим понятием для мас-
сового сборища людей. В 1420 году был, таким образом, основан город, в котором со-
гласно письменному источнику того времени «должны быть все между собой братья, а
господ чтобы не было и один другому подчинен не был». В особенности в начальном
периоде существования Табора, в его общественном устройстве проводились принципы
всеобщего равноправия и общности имущества.

Центром города стала обширная площадь, которая служила прежде всего местом сбо-
рищ населения, чем она по своей функции отличалась от площади средневековых горо-
дов, бывшей прежде всего рыночной. На площадь выходит система улиц, образующая
коренную радиальную основу всего плана, который сохранился до наших дней. Истин-
ные причины конкретного формирования живописного и, — в особенности в деталях, —
очень неправильного по форме города являются в настоящее время предметом научного
исследования. Можно предполагать, что некоторые элементы планировки были заим-
ствованы из более старинного заселения. Однако в целом план города является ярким
свидетельством стремления к ясному функциональному упорядочению, к созданию цен-
трального, хорошо доступного места для сборищ и наилучших условий для защиты.
Формирование, как таковое, уличной сети и кварталов домов, неправильной формы на-
ходилось безусловно под влиянием первоначального расположения лагеря и предпола-
гается также, что многоколенчатые улицы и в особенности сложные трассы, ведущие от
городских ворот к центру, являются результатом стремления создать наилучшие усло-
вия для защиты города.

По окончании короткого периода феодальных распрей, после гуситской революции,
положение в Чехии и в Моравии в середине 15 века консолидируется под началом «гу-
ситского короля» Йиржи Подебрада, известного в международных кругах своим проек-
том мирного союза европейских князей, который еще в 1464 году на 500 лет опередил
современные попытки создать мирные международные организации.

В истории городов характерна для этого периода политическая борьба сильных горо-
дов с дворянством и, в то же время, частые восстания бедноты, а в горнодобывающих
городах также волнения горняков против богатеющего именитого купечества. Значи-
мость городов в то время вытекает из их экономического положения. В особенности не-
которые из них были собственниками обширных земельных владений, целого ряда де-
ревень, а в исключительных случаях и небольших городов. Города, таким образом, ста-
новятся феодальными собственниками, что, конечно, вело к ослаблению их революцион-
ности. Политическая борьба городов с дворянством, несмотря на временные успехи, кон-
чается победой феодальной власти и перевесом дворянства.

Период правления Ягеллонов с 1471 по 1526 гг. был важным также с точки зрения раз-
вития архитектуры, поскольку в это время поздняя готика достигает в ряде замечатель-
ных произведений своего наивысшего расцвета. Поэтому она в Чехии иногда называется
«ягеллонской». Конец правления этого рода характеризует появление ренессанса, как
нового архитектурного стиля. В правление Ягеллонов продолжается дальнейшее ослаб-
ление политического значения городов, тем не менее целый ряд выдающихся построек
документирует, что города продолжали быть экономически очень сильными. Помимо ко-
ролевских городов в это время стали все более развиваться также ленные города, при-
надлежавшие отдельным феодалам, понявшим экономическое и политическое значение
городских заселении.

Еще в правление Ягеллонов, преемственное право на чешский престол обеспечили себе
австрийские Габсбурги, а в 1526 году чешским королем был избран Фердинанд Габсбург-
ский, благодаря чему чешское королевство становится на долгое время частью габсбург-
ской монархии, объединявшей также австрийские и венгерские земли. Помощь аугсбург-
ских банкиров Фуггеров дала возможность Фердинанду при выборах подкупить видных
чешских феодалов, у которых он, конечно, приобрел и определенные симпатии своей
политикой, остро направленной против городов.

В развитии архитектуры и градостроительства период после гуситской революции был
характеризован расцветом готического стиля с его великолепными вместительными ин-
терьерами и сложными так называемыми «сетчатыми» и «склипковыми» системами сво-
дов. Города были обогащены новыми зданиями храмов, ратуш и благоустроенными до-
мами богатых горожан. Образцы этих построек можно найти в Праге, а также в Кутной
Горе, которая была в то время после Праги наиболее выдающимся центром Чешского
королевства и своей добычей серебра существенно способствовала его обогащению. До
сих пор доминанту этого города создает великолепный поздне-готический храм св. Вар-
вары, в постройке которого принимали участие наиболее выдающиеся мастера того вре-
мени Матвей Рейсек (1506) и Бенедикт Рейт (1534). Дальнейшие образцы, в особен-
ности храмовых построек того времени, мы найдем в Лоунах, Мосте и других городах.

В Словакии, которая также вступает в эру развития феодального общества, интенсив-
ный процесс создания городов происходит в первой половине 13 века и в особенности
в период правления венгерского короля Белы IV (1235—1270). В 1238 г. получает права
города Трнава, которая была уже в те времена важным торговым поселением на боль-
шой дороге в Чехию.

Постепенная стабилизация сети городских населенных пунктов была однако нарушена
нашествием татар, после которого король приступил к новой раздаче городских прав. Пе-
реселение населения на опустошенные нашествием земли, также способствовало даль-
нейшему росту количества городских поселений. Вскоре после ухода татар, права города
приобрел старый славянский поселок Кошице, у которого в результате этого значительно
развился и изменился план, основой которого стала обширная веретенообразная пло-
щадь. Приблизительно в то же время городские привилегии приобретает Нитра (1248 г.),
расположенная под старым укрепленным замком (градом), известная как один из важ-
нейших центров Великоморавской державы и государственных формаций, которые ее
сопровождали.

Существенное изменение в развитии городов Словакии можно отметить при правле-
нии Карла Роберта (1308—1342), короля французско-итальянского происхождения из ди-
настии Анжу. Правление этой династии принесло усиление экономического значения
городов в Венгрии, и именно в это время ряд словацких городов включается в междуна-
родную торговлю с целым рядом городов и областей в Чехии, Польше, а также в России.
Это экономическое развитие не только благоприятно проявляется в существующих тор-
говых и горнопромышленных городах, но способствует также закладке городских фор-
маций.

Новый ренессансный архитектурный стиль сопровождал в то время общие экономи-
ческие и политические изменения в тогдашней Европе. В чешских землях эти измене-
ния проявлялись прежде всего в развитии широкого экономического предприниматель-
ства самых богатых дворянских родов, а именно, как в крупных поместьях, так, напри-
мер, в пивоварении, прудовом рыбоводстве, развитии текстильного, металлургического
и других видов производства, которое в то время, именно у предпринимателей-дворян
переступает через не отвечающие новым требованиям, цеховые ограничения. Дворян-
ство, таким образом, становится носителем новых экономических тенденций и, наобо-
рот, города, в особенности королевские с их устарелыми цеховыми и правовыми пред-
писаниями, становятся постепенно экономически отсталым фактором.

Богатые феодалы в некоторых случаях достаточно энергично вмешивались в струк-
туру старых городов, которые они пытались превратить в свои городские резиденции,
подражая при этом образцовым планировкам замков. Вмешательство это проявляется
в особенности в стремлении к большой правильности при составлении, упорядочении вы-
соты городских домов, а в некоторых случаях даже к единой концепции проекта ре-
шения фасадов и строительных деталей целых групп домов и целых городских про-
странств. Площадь, которая в прежние времена понималась чисто утилитарно, превра-
щается в представляющее город парадное пространство с красивыми фасадами домов
и декоративно решенными фонтанами.

Урбанистические теории в эпоху Возрождения касались, как известно, прежде всего
принципов строительства новых городов. Но при этом известно также, что в действи-
тельности таких городов было построено в ренессансное время очень мало, и это отно-
сится, в известной степени, также к Чехии, Моравии и Словакии. Тем больше внимания
следует уделять тем случаям, когда были действительно заложены новые города. На
территории Чехии и Моравии это были прежде всего новые горнозаводские города, воз-
никавшие в связи с дальнейшим развитием добычи цветных металлов, в особенности
серебра.

Новые горнозаводские города второй половины 16 века могут служить важным при-
мером новых принципов ренессансной застройки городов, в особенности в отношении
плана их расположения. Они закладывались на точно размеренных, правильных как
шахматная доска участках, и этот распорядок применялся и в случае, если город был
расположен на довольно крутых косогорах. Художественная зрелость урбанистической
концепции проявляется и в планировке уличной сети, в особенности правильных квад-
ратных или прямоугольных площадей. Короткий период расцвета этих городов был при-
чиной того, что в них не были построены выдающиеся здания, а потому только их пла-
ны документируют до сих пор этот интересный эпизод развития нашего заселения.

Пожалуй, еще ярче этот период отразился в Словакии, имевшей в то время при по-
стройке городов свои специфические черты и которая до сих пор характеризуется боль-
шим богатством архитектурных памятников того времени. В Словакию Ренессанс пришел
через Венгрию Матиаша Гуниади-Корвина ранее, чем в чешские земли, прежде всего
в результате тесных связей его двора с Италией. Известно, например, что латинский пе-
ревод написанного по-итальянски трактата Филарете о постройке городов, был сделан
именно по инициативе этого правителя и что при его дворе работал ряд итальянских
архитекторов, которые были сюда приглашены.

В облике словацких городов наиболее выразительно выделяются в это время форти-
фикационные постройки, окружающие первоначальный средневековый центр. Развитие
фортификационных построек было вызвано опасностью турецких набегов, в особенности
захватом Остршигома и Новограда турками в 1543—1544 гг. и это развитие продолжа-
ется до второй половины 17 века. Строительство укреплений длилось несмотря на боль-
шие усилия в течение многих десятилетий, а поэтому ряд укреплений имеет в своем
окончательном виде уже элементы барочной фортификационной техники, находящейся
под влиянием прежде всего французских систем.

Кульминационным проявлением новых ренессансных концепций было во второй поло-
вине 16 века строительство города Новые Замки, который можно считать даже в миро-
вом масштабе одной из первых довольно последовательных реализации концепции
«идеальных городов». Строительство этого города было начато в 1573 г. по плану Отта-
вио Балдигара, который вместе со своими братьями принадлежал к наиболее выдающим-
ся итальянским мастерам, работавшим в то время на территории Венгрии. Основой плана
стал правильный шестиугольник, окруженный звездообразным укреплением с выдвину-
тыми бастионами. Внутренний план представлял собой как бы шахматную доску с пра-
вильной квадратной площадью посредине. Основная застройка города была проведена
за короткий срок семи лет; его дальнейшая застройка продолжалась и в последующие
десятилетия. Нужно отметить, что строительство Новых Замков по времени предшество-
вало строительству итальянского города Пальме Нуова, который обычно в мировой ли-
тературе приводится в качестве выдающегося образца реализации идеальных городов.

В заключении описания ренессансного периода развития чешских и словацких горо-
дов, следует коротко нарисовать их общую картину. На первое впечатление бесспорно
окажет влияние ренессансное оформление фасадов и фронтонов домов с богатым и безу-
словно в то время достаточно разнообразным сграффитовым украшением. Новые формы
мы найдем и на башнях храмов и ратуш. В особенности в Словакии наше внимание при-
влекут типичные кубические колокольни с богатыми аттиками. Но под этим внешним
обликом мы находим обычно первоначальный готический город, который в своей основ-
ной структуре не поддался влиянию новых стилевых концепций. Ренессанс только иног-
да и скорее в деталях вмешивался в первоначальную планировку городов, сформиро-
сагшихся большей частью еще в 13 и 14 веках, причем самые значительные из них опи-
рались даже на старые ранне-феодальные формы поселений.

В 17 веке ренессансная творческая концепция продолжает в значительной мере при-
меняться в Словакии, тогда как в чешских землях она проявляется лишь в отдельных
и невыразительных произведениях. Словакия по всему своему общественному, полити-
ческому и культурному развитию далека от образа жизни эпохи барокко, наступление
которой в чешских землях сопровождалось драматическими политическими и военными
событиями, имевшими столь важное принципиальное значение для дальнейшего разви-
тия городов.

Длительное напряжение между чешскими сословиями и императорским габсбургским
двором вылилось в 1618 году в открытое восстание чешского дворянства и городов. В бит-
ве на Белой Горе близ Праги в 1620 году, состоявшейся в обстановке сложных внутрен-
них и международных отношений, восстание чешских сословий было подавлено, а в сле-
дующем году его представители жестоко наказаны. Вскоре после поражения восстания
сословий глубоко упало экономическое и политическое значение чешских городов. Их
экономическое положение расшатали многочисленные конфискации, контрибуции и из-
менения во владении имуществом. Города были вовлечены в продолжительный эконо-
мический кризис, продолжавшийся почти до конца 17 века. Одновременно при реоргани-
зации сейма сословий в 1627 году, города потеряли свои политические права.

Одновременно с этим, в городах все сильнее проявлялись отрицательные последствия
Тридцатилетней войны, которая в 1618-1648 гг. постигла Европу вообще, а особенно
жестоко - чешские города и деревни. Несколькими волнами она прошла по чешской
земле и дезорганизовала всю структуру поселений. Многие города, богатые своей готи-
ческой архитектурой и еще блистающие новизной красивых ренессансных новостроек,
были постигнуты многочисленными военными нападениями, пожарами, грабежами и
эпидемиями.

По сравнению со строительным застоем разрушенных городов, резко начали отличать-
ся строительные начинания дворянства и церкви, хотя в трудное время Тридцатилетней
войны и редкие. Первую великолепную постройку этого типа безусловно представляет
собой дворец императорского генералиссимуса Альбрехта из Вальдштейна, возведенный
в 1624-1630 гг. строителями А. Спецца и Н. Себрегонди под руководством Дж. Пиеррони
в Праге, в районе Мала Страна. Обширная ранне-барочная резиденция с пространным и
архитектонически богато оформленным садом заняла земельные участки двадцати трех
домов средневековой парцеляции и других объектов. Своим главным фасадом он сразу
занял одну из сторон площади.

Наряду с этим, в городах начали гораздо чаще проявляться строительные планы като-
лической церкви, активизированной наступлением на реформацию. Иезуиты и ряд дру-
гих католических орденов быстро занимали чешские города. Эти монашеские ордена по-
степенно овладевали конфискованным имуществом, целыми городскими кварталами до-
мов, занимали здания под временные монастыри, а в отдельных случаях возводили и
первые простые ранне-барочные новостройки.

Особое положение среди чешских городов и далее удержала Прага, которая, несмотря
на все неблагоприятные события, поражает ранне-барочным строительством, затмеваю-
щим даже Вену. В Праге создаются грандиозные произведения обоих основных направ-
лений тогдашнего строительного предпринимательства. Здесь возникает центр иезуитов,
Клементинум, обширный архитектонический комплекс которого, строившийся с 1653 года,
занял место нескольких десятков домов, монастыря, садов и трех храмов в Старом Го-
роде. Здесь также появилась монументальная ранне-барочная городская дворянская ре-
зиденция - Чернинский дворец, который начал строиться с 1669 года в районе Град-
чаны. В особенности Градчаны и Мала Страна - на основе традиции, рожденной в эпо-
ху ренессанса - превращались в город дворцов. В самых лучших частях города возрас-
тало число обширных аристократических резиденций, дополненных все более нарядными
барочными садами.

К новым доминантам, появлявшимся в центре и в предместьях городов, прибывали
новые барочные компоненты и в их ближайших окрестностях. Рождение Ренессансом
и излюбленные аристократией сады и летние резиденции не могли вместиться в тесные
формации укрепленных, как правило, городов и таким образом они начали все чаще про-
никать на вольные пространства за укрепления. Таким же образом возникали близ горо-
дов также и группы монастырей, нередко своими большими размерами и вертикалями
храмов составлявшие как бы продолжение городских доминант. Особенно выразитель-
ными компонентами становятся католические места паломничества, которые начали раз-
виваться с начала второй половины 17 века на видных живописных местах близ городов.

В то время как вторая половина 17 века преодолевала разруху в чешских землях,
причиненную Тридцатилетней войной и ее последствиями, конец 17 века и первая поло-
вина 18 века являются периодом консолидации внутреннего положения в стране и вре-
менем лихорадочной строительной активности. Об этом свидетельствуют действительно
необыкновенный масштаб и удивительная художественная требовательность строитель-
ной инициативы аристократии и церкви и более энергичная строительная деятельность
самых городов. Экономическое положение чешских городов улучшалось в результате
оживления торговли и производства, а также вновь возникающих отраслей производства.
Хотя более интенсивное развитие ремесел и продолжала связывать устаревшая цеховая
система, которую удалось реформировать только в 1739 году в результате запоздалого
вмешательства государства, все же еще в 16У7 году в чешских землях возникала первая
мануфактура, основанная настоятелем монастыря в Осеке, за которой вскоре последо-
вали и другие.

Ряд городов тогда переживал вторую после средневековья основную эпоху архитек-
тонического развития. Достигшее высшей точки своего развития барокко стремилось
к преодолению традиционного представления строительного развития города, лишь как
простой суммы функционально и композиционно изолированных компонентов и переме-
стило всю проблему на более высокий урбанистическо-художественный уровень. При
осуществлении проектов отдельных новых зданий или ансамблей, предъявлялись выс-
шие требования к их композиционному соотношению с окружающей архитектурой и
с городом, как целым, а также их отношению к природным формациям городского пей-
зажа и к пейзажу вообще. Эти принципы, трансформированные в зависимости от разницы
масштабов композиционного размещения и архитектурного решения, наиболее сильно
проявились прежде всего в Праге, Оломоуце, Кромержиже, Литомержицах, Градце Кра-
лове, Брно и т. д.

Под барочным внешним обликом городов все же и далее продолжала жить их средне-
вековая основа. Даже интенсивные усилия в период расцвета барокко, стиля, способного
динамически преодолевать материю и пространство, не смогли принципиально изменить
основу первоначальных городов. Однако городские пространства были все же по-иному
оформлены и приобрели барочное оптическое равновесие и новую художественную
притягательность. Это превращение городских пространств завершили многочисленные
новые статуи, моровые столбы, скульптурные группы и фонтаны, которые были идеально
размещены и прекрасно решены в архитектоническом и скульптурном отношении. Они
импонируют своим чувством пространства и масштаба, а также выдающейся способно-
стью к урбанистической композиции, в большинстве случаев преследующей цель опти-
чески связать основные городские пространства и главные городские компоненты.

К замечательным примерам уникальных, даже в сравнении с остальной Европой, цен-
ностей принадлежат многочисленные галереи барочных групповых скульптур, установ-
ленные под открытым небом в городах. Особенно прославилась аллея статуй, произве-
дений знаменитых чешских барочных мастеров, на готическом Карловом мосту в Праге.
примеру которого в более скромной форме последовали во многих случаях и в других
местах (например в Намешти над Ославой, в Ждяре над Сазавой и т. д.). Целые экспо-
зиции свободных пластик возникали при городских храмах (Жатец и др.) и перед цер-
ковными объектами (статуи на парапете у иезуитского студенческого общежития в Кут-
ной Горе и т. д.). Подобные же ряды пластик, установленные под открытым небом вдоль
дорог, связывали город с близкими храмовыми постройками (Манетин и др.).

В Словакии условия развития барочной архитектуры существенно отличались от усло-
вий в чешских землях. Первые проявления барокко можно проследить в первой поло-
вине 17 века лишь спорадически, и то прежде всего в западной и северной части Венгер-
ского государства, которая не была занята турками. Как и всюду, барочная архитектуре
сопровождала наступление антиреформационного движения и поэтому понятно, что пер-
вым важным образцом нового стиля является постройка иезуитского университета
в Трнаве в 1629—1637 годах. Главными центрами барочного строительства в Словакии
были два города — Трнава и Братислава. В Трнаве развитие строительства стимулиро-
вало прежде всего то обстоятельство, что этот город был выбран в качестве главной ре-
зиденции иезуитов, а кроме того, как временная резиденция остршигомского архиепи-
скопа. В Братиславе строительную деятельность побудило временное перенесение ад-
министративного центра всей Венгрии в этот город в период турецкого нашествия.

Так же, как в Словакии, и в чешских землях интенсивное строительное оживление.
вдохновляемое барочными художественными принципами, продолжается, постепенно за-
мирая, до конца 18 века. Во второй половине этого века архитектура уже теряет свой ра-
дикальный динамический подъем. Она мельчает, переходя в камерный стиль рококо, а
в восьмидесятых годах 18 века упрощается, принимает трезвую форму, возвещающую
приход классицизма.

На положение городов постоянно все сильнее влияла централизующаяся государ-
ственная власть, управляемая в течение долгого времени энергичным правительством
Марии Терезии (1740-1780). Всемогущество аристократических владений начало подав-
ляться государственной административной организацией; государство усовершенствова-
ло административное управление и областные учреждения и через них стояло на стра-
же своих интересов. Оно было заинтересовано и в экономической конъюнктуре городов,
чтобы иметь возможность покрывать свои увеличивающиеся расходы — в особенности
на военные цели - за счет более высоких налоговых поступлений.

Известным анахронизмом была закладка двух новых городских крепостей, Терезина
и Иозефова, в начале восьмидесятых годов 18 века. Это было запоздавшее и с точки
зрения развивающейся военной техники неэффективное начинание, при реализации ко-
торого были применены тогда уже отживающие концепции центральных крепостей
с планом внутреннего оборудования в духе классицизма и сложными звездообразными
укреплениями. Это было одно из последних европейских проявлений эволюционной ли-
нии, начало которой было формулировано в геометрически правильных планировках ре-
нессансных идеальных городов, а наибольшее развитие которой можно проследить в де-
сятках основанных барочных городских крепостях во всех европейских странах.

Еще во времена, когда внешне спокойно продолжался процесс развития феодального
города, начинают зарождаться элементы новых экономических и общественных отно-
шений, революционные последствия которых для общества, а тем самым для городов.
для всего заселения и края, тогда, конечно, еще никто не предчувствовал. Еще в начале
18 века строятся первые мануфактуры, продолжающие деятельность прежних больших
ремесленных мастерских, организованных дворянством. Возникновение первых ману-
фактур приводит само по себе к определенным перемещениям жителей и к образованию
новых населенных пунктов. Конечно и в городах наступает несколько позднее большая
концентрация населения, поскольку предприниматели вскоре находят выгодные строи-
тельные площадки для своих предприятий в пригородках, на окраине тогда еще обне-
сенных стенами городов. В течение всего 19 века на территории теперешней Чехослова-
кии можно наблюдать аналогичные изменения заселения, характерные для периода ка-
питалистической индустриализации во всех европейских странах. Наиболее сильно эти
черты проявляются прежде всего в Чехии, которая очень скоро стала в отношении про-
мышленности одной из наиболее развитых частей Австро-Венгерской монархии. Менее
ярко это развитие проявляется в Словакии, где после большого экономического расцвета
в связи с добыванием руды, в особенности в 16 веке, наступил застой.

Централизованная иерархия, проникнутая духом строгого рационализма, имела почти
универсальное влияние не только на новое строительство, но и на перестройку большин-
ства сохранившихся феодальных городов. Очень большое влияние на традиционный об-
лик старых городов имел пожарный устав 1785 года и другие пожарные предписания,
которые ликвидировали в городах тысячи крыш готического типа с коньками, перпен-
дикулярными к фасадам строения, и вызвали их замену крышами с коньками парал-
лельными фасадам, переделенным пожарными стенами. Вместе со старыми крышами
исчез и старый ритм отвесных щипцов и высокие крыши перестали практически быть
частью композиции городских ансамблей и силуэтов.

Таким же неблагоприятным следствием рационализма времен Иосифа II было неудач-
ное использование или ликвидация многих архитектонически необычайно ценных ан-
самблей упраздненных католических храмов и монастырей, которые служили для нужд
армии в качестве складов, мастерских и т. д.

После Тридцатилетней войны во многих городах уже не были восстановлены уничто-
женные или пострадавшие фортификации. В конце 18 века мы найдем на военных картах
только лишь семь городов, обозначенных как крепость: Прагу, Хеб, Градец Кралове, Те-
резин, Иозефов, Брно и Оломоуц. Укрепления, которые создавали физическую и юриди-
ческую границу феодального города, теряют свою функцию, перестают быть собствен-
ностью крепости. Разрушение городских ворот и крепостных стен «открытых городов»
в 19 веке стало почти всеобщим и открыло их готическую уличную сеть позднейшему
неблагоприятному напору транспорта. Но одновременно с этим, на территории уничто-
женных фортификаций и на бастионах крепостей, начали разбивать первые городские
парки.

В сохранившихся городах происходит и еще одна большая перемена - в их отноше-
нии к протекающим через них рекам - «промышленной периферии» средневековья.
Здесь начинают строить первые набережные, как прогулочные трассы, открывающие
панорамные виды на наиболее выдающиеся архитектурные центры и доминанты. Первая
пражская набережная, которая проектировалась с 1836 года в связи с подготовкой строи-
тельства второго моста Франтишека I и строилась с 1840 года, впервые открыла вид на
известную теперь во всем мире градчанскую панораму.

К существующим изменениям эпохи классицизма принадлежит переход от патриар-
хальных к наемным формам жилища, что означает рождение доходного дома. Дом с на-
дворными галереями развился из дворовых крыльев, пристроенных и надстроенных на
глубоких участках к старым объектам при наплыве первой миграционной волны из де-
ревень в города после отмены крепостного права в 1781 году. В это время интенсивно
продолжается также процесс уплотнения дворовой застройки готических блоков, кото-
рая до сих пор иногда ошибочно принимается за исключительное проявление средневе-
кового периода. До самого конца шестидесятых годов 19 века преобладает эта форма
уплотнения застройки вместе со стихийным ростом старых предместий, ближайших де-
ревень и обстраиванием выводящих из города дорог.
Уникальным образцом планового строительства нового города в духе классицизма яв-
ляется теперешний пражский район Карлин. Строительный план был разработан на
основании Строительного устава королевского города Праги, его предместий и окрестно-
стей 1815 года, особая часть которого непосредственно определяла форму и способ за-
стройки Карлина. Устав предписывал регулярность и симметрию застройки, которая не
должна была превышать 3 этажей, одинаковую ширину главных и поперечных улиц
12 сагов (= 21,6 м), положение и размеры площади с храмом (144 Х 144 м), трактир на
углу каждого блока и т. д. Любопытно, что для шумных ремесел предписания отводили
отдельное место на берегу Влтавы. Поскольку застройка Карлина растянулась до конца
19 века, эти предписания не были, к сожалению, полностью соблюдены. Наоборот, здесь
возник один из типичных районов со смешанной жилой и промышленной застройкой.

Совершенно особую главу строительства городов в духе классицизма составляет осно-
вание новых курортных городов — Франтишковы Лазне и Марианске Лазне, а также
застройка Теплиц и Карповых Вар. В данном случае мы можем проследить весь урба-
нистический вклад эпохи в наиболее полной и развернутой форме. Соединение человече-
ского жилища с природной средой, отказ от способа застройки, связанного с крепостным
принципом, использование опыта строительства дворянских резиденций было здесь при-
менено с таким успехом, что эти города для больных стали прообразом микрорайонов,
которые начали создаваться в широких масштабах только после второй мировой войны.

В Словакии периодом архитектуры в духе классицизма следует назвать первую поло-
вину 19 века, хотя первые проявления новой стилевой концепции можно проследить уже
в последние годы предшествующего века. Развитие архитектуры в духе классицизма
сопровождает важные экономические изменения, происходившие в то время во всей Вен-
грии, в результате которых - в отличие от предшествующих эпох - экономическая
активность переместилась в так называемую «Нижнюю землю», т. е. на территорию тепе-
решней Венгрии. Этот процесс сопровождался изменениями резиденций аристократов,
переселением жителей и, что важно, среди них и строителей с территории Словакии.

Все более значительные экономические изменения и начинающаяся индустриализация
оказывают в середине 19 века очень заметное влияние на всю систему строительства.
В это время, как в чешских землях, так и в Словакии архитектура классицизма отжи-
вает свой век, хотя определенные стилевые связи с ним можно проследить в дальнейшем
развитии неоренессансной архитектуры последующих десятилетий. Но это уже время,
которое сколько-нибудь заметно не обогащает исторические ядра городов, а скорее на-
оборот, сильно нарушает их облик в связи с новыми нуждами нового общественного
устройства и растущих городских агломераций.

Растут обширные предместья, предназначенные для пролетариата, который из сель-
ской местности переселяется поближе к быстро растущим фабрикам. Стихийно возни-
кают целые промышленные области, развивается добыча угля, проводятся железнодо-
рожные линии и строятся рабочие колонии. В 1835 году в Чехии уже существуют 88 пря-
дильных хлопчатобумажных фабрик и 102 ситценабивные фабрики. Брно строит в 1839 г.
свой вокзал на железнодорожной линии в Вену, а шесть лет спустя железная дорога со-
единяет Прагу с Оломоуцом. Братислава тоже располагает железнодорожным сообще-
нием и становится важным портом Дунайского пароходного общества, учрежденного
в 1830 году.

В течение этого стремительного и стихийного развития серьезный ущерб был нанесен
историческим ядрам городов. Сносятся укрепления и старые башенные проезды, дефор-
мируются старые улицы, куда часто бесцеремонно встраиваются чуждые им по масшта-
бам и архитектуре объекты. Строятся театры, банки и сберегательные кассы, так назы-
ваемые Народные дома, как центры общественной жизни, школы, больницы и т. д. Архи-
тектура этих зданий, в погоне за представительностью, использует самые различные вы-
разительные средства исторических стилей, что было вообще характерно для архитек-
турного творчества, в особенности во второй половине 19 века и в первые десятилетия
двадцатого.

Однако, вследствие неравномерного размещения промышленности и все более замет-
ной концентрации населения в нескольких стремительно растущих городских центрах,
эти явления наблюдаются не во всех городах. Можно даже констатировать, что капита-
листическая индустриализация обошла ряд городов, и вполне понятно, что именно в этих
городах сохранилось больше всего исторических и архитектурных ценностей, причем как
в урбанистических комплексах, так и в отдельных объектах.

Как защитная реакция против различных, недопустимых с точки зрения культуры вме-
шательств, во второй половине 19 века появляются и первые попытки охраны памятни-
ков старины и их учета. Образуются разные частные общества, которые пытаются со-
хранить историческое архитектоническое богатство, а попутно с этим начинается состав-
ление списков памятников старины. Но в общем, это все же мало успешная борьба про-
тив сил, для которых главный мотив - это прибыли и спекуляция. По большей части
удается спасти отдельные, поставленные под угрозу наиболее ценные памятники ста-
рины, причем здесь, разумеется, уже проявляется влияние развития новых взглядов на
охрану памятников и на способы этой охраны.

Возобновление независимости Чехословацкой республики после первой мировой войны
не внесло в общее развитие заселения никаких существенных изменений. Чехословацкие
архитекторы хотя и включаются своим творчеством в первые ряды движения за новую
функциональную архитектуру, но их большая работа проявляется в строительной прак-
тике только на отдельных, по-современному решенных объектах или в лучшем случае
ансамблях. Однако понемногу начинает развиваться современный урбанизм, для самых
крупных городов разрабатываются комплексные урбанистические проекты и появляются
также первые опыты регионального планирования. В общих планах развития городов ре-
шены - хотя по большей части схематически - и их исторические ядра.

Что касается заботы об исторических ядрах, то положение после первой мировой вой-
ны значительно улучшилось. Причины следует искать как в общем повышении куль-
турного уровня, так и в зрелой организации охраны памятников старины, а также во
вполне понятном стремлении независимого государства сохранить свидетельства истори-
ческого развития. Бесспорное влияние имело, конечно, и то обстоятельство, что в ряде
городов центр тяжести застройки переносится за черту исторических ареалов. Конкрет-
ный текущий ремонт и обновление архитектурных памятников направлен почти исклю-
чительно на отдельные выдающиеся объекты, как, например, большие храмовые здания
и укрепленные замки.

Большие перемены, связанные с созданием социалистического общества после 1945
года, повлияли также на планирование и строительство городов, равно как на отношение
к историческим городам. Ликвидация частной собственности и спекуляции земельными
участками сделало возможным сельскохозяйственное планирование и положило этим
реальную основу не только для территориального планирования, но и для реализации
урбанистических концепций. Предметом урбанистических работ становятся не только го-
рода, но и сельскохозяйственные поселения, целые промышленные области, бассейны
рек, зоны отдыха и национальные парки. От анализа существующего состояния и опре-
деления перспектив развития отдельных городов и сел все более заметен переход к ре-
шению целых систем поселения и к попыткам планового развития структуры заселения
в масштабе всей республики.

Также и в области охраны памятников культуры, помимо отдельных объектов, вни-
мание направляется на целые ансамбли. Как выражение нового подхода, рождается
и термин «городские заповедники» для городов с ценным историческим ядром. В этих
заповедниках действуют особые правила застройки, преследующие цель сохранить
и подчеркнуть все исторические и архитектонические ценности, целые ансамбли, планы
и силуэты старого ядра. Наиболее ценные объекты и ансамбли были объявлены нацио-
нальными культурными памятниками старины. Проявлением этого нового отношения
является специальный закон о памятниках культуры, принятый Национальным Собра-
нием в 1958 году.

Целью охраны памятников не является, конечно, только лишь сохранение историче-
ских зданий, но также их подходящее использование и включение в современную
жизнь. Невозможно, и не было бы правильным, превратить целые ансамбли и города
в музеи, а потому необходимо найти целесообразное их использование, которое было бы
в соответствии как с современными потребностями, так и с возможностями и структурой
каждого здания.

Чехословакию в настоящее время можно с полным правом назвать одной из неболь-
ших европейских стран, где сохранилось большое богатство исторической архитектуры
всех эволюционных периодов. При этом специфика условий Чехословакии заключается
в том, что дело идет не только об отдельных уникальных объектах, но о целых ансамблях
монастырей, парков, укрепленных и неукрепленных замков и даже целых городов.
Именно города являются наиболее ярким свидетельством сложного напластования от-
дельных архитектурных стилей и эволюционных этапов.

Сокровища исторической архитектуры и сохранившихся средневековых городских
ядер, укрепленных и неукрепленных замков и парков принадлежит к выдающимся цен-
ностям и красотам Чехословакии. Поэтому наш нравственный долг заботиться об этих
ценностях, являющихся свидетельством богатой истории и культуры чешского и словац-
кого народов и одновременно важной составной частью мирового культурного богатства
всего человечества.